Новокузнецкое отделение Кемеровского областного Союза журналистов России

Ни дня без строчки

 
«Арктика неожиданна и непредсказуема!»
Сегодня Александре Алексеевне 80 лет, но она всё так же энергична и бодра. По-прежнему преданно служит медицине, продолжая работать. На днях выпустила книгу (пока что в единственном экземпля-ре). Называется она «Записки врача. Путешествие по жизни и интересным местам».

Детство в горах

– Увлечение туризмом для меня стало естественным. Оно пришло ко мне с детства. Выросла я на Ура-ле, который весь почти в горах. И мы вместе с другими детьми лазили по ним, исследовали таинствен-ные для нас пещеры. Название первой вершины, на которую я совершила восхождение, – Яман-Тау. Много сплавлялись по горным рекам. Все эти приключения, в том числе и экстремальные, стали одним из главных смыслов моей жизни, – отмечает Александра Алексеевна.

Окончив Уфимский мединститут, она на протяжении нескольких лет жила и работала в Подмосковье. В Новокузнецк приехала в 1989 году, чтобы реализовать свою программу по лечению ортопедических больных, в первую очередь, детей. В нашем городе тогда планировали построить детский реабилитаци-онный центр со своим детсадом для страдающих детским церебральным параличом и санаторием. Но что-то не срослось: работать по собственной программе у Александры Алексеевны не получилось. Од-нако уезжать из города врач не пожелала. Так и осталась в Новокузнецке, чтобы «ставить на ноги» но-вокузнецких пациентов. И, конечно же, путешествовать.
Одним из главных достижений её беспокойной и такой интересной жизни стало посещение Арктики в составе команды из шести женщин-лыжниц. 480-километровый лыжный пробег «Метелицы», как на-звали команду, должен был стать своеобразной тренировкой для дальнейшего покорения Антарктиды. Однако осуществить свою мечту – покорить Южный полюс – советским лыжницам так и не удалось. Их к тому времени туда, ссылаясь на всевозможные причины, не пустили. И, тем не менее, через двадцать лет после пробега «Метелицы» по Арктике Южный полюс международной женской группой всё-таки был «взят». В состав покорительниц Антарктиды вошла и дочка одной из участниц «Метелицы».

Команда со снежным именем

Собирали «Метелицу» в Москве, в состав вошли шесть спортсменок-альпинисток в возрасте от 26 до 47 лет. Возглавляла её Галина Рожальская, которую называли «Барсом снегов». Она семь раз покоряла вершины-семитысячники, на трёх из них была дважды. Александра Рогова шла в команде в качестве доктора, отвечающего за решение психологических проблем. Особое внимание во время похода уделя-лось групповой и индивидуальной совместимости друг с другом. Перед отъездом в Арктику психологическое здоровье женщин проверяли в Институте медико-биологических проблем. Именно от него и «командировали» Александру Алексеевну в Арктику.

Маршрут лыжниц, продлившийся 18 дней, начался с мыса Челюскин, куда их забросили самолётом из Диксона, через пролив Велькитского. Он был полностью забит торосами – от невысоких до десяти и более метров в высоту. «Причём, они не только были разными по размеру и форме, но и разные по структуре, рисунку и цвету. То ли дебри с зоопарком, то ли зоопарк в дебрях. Однажды, глядя на торос, кто-то сказал: «Смотрите, он так похож на медведя!» Через некоторое время смотрим, а наш «торос» зашагал. Это и впрямь был медведь», – рассказывает Александра Алексеевна.
Арктика удивила своей непредсказуемостью. И прежде всего тремя факторами, которые участницы ко-манды до этого не учитывали и о чём не предполагали. По опыту альпинистских восхождений Александра Рогова знала, что от солнечного света в условиях снежной белизны быстро сгорают кожа и глаза. С подобным эффектом, только более значительным, пришлось столкнуться в Арктике, где круглый день было солнце и никакой пылевой завесы. Невозможно было снять маску с лица и очки даже в палатке. Во-вторых, воду пришлось пить из растаявшего снега. А затем идти на лыжах по 10 часов и при этом, конечно, потеть. На третий день маршрута начались бессолевые отёки. Было ощущение, вспоминает Александра Алексеевна, словно вместо ног – чулки, набитые ватой. Утром из-за отёка век было невозможно открыть глаза. И потому срочно, а затем и постоянно участницы экспедиции стали жевать сухофрукты, которыми были набиты карманы, и пить солевые таблетки. Самым неожиданным фактором стало отсутствие светотени. Солнце здесь было в зените и оттого рельеф почти не виден. Лыжи то катили вниз, то неожиданно упирались в возвышенный участок. К поясу каждой были пристёгнуты нарты (на лыжи были прикреплены пластиковые детские корытца, в которых везли продукты и вещи). И потому часто из-за отсутствия светотени участниц экспедиции по льду тащило на лыжах вниз. При этом нарты, оказавшись по другую сторону тороса, резко тормозили. Первое время женщины часто спотыкались, иногда даже падали. Пока не приспособились идти на полусогнутых ногах.

«Молодцы, женщины!»

После первой ночи, уставшие, они улеглись спать под торосом, похожим на гриб. Неожиданно проле-тавший над ним АН-2 сбросил им в патроне с флажком записку: «Как ни странно, но идёте по азимуту правильно, и, конечно, вам дифирамбы от полярников. На полярной станции вас ждёт баня». Оказыва-ется, до них здесь проходил известный исследователь Северного полюса, путешественник Дмитрий Шпаро с командой, которой, как говорили потом полярники, пришлось изрядно поплутать. Так что по-казывать путь и выводить из ледовой ловушки их приходилось кружащей над ними «Аннушкой». Учи-тывая все солнечные особенности Арктики, идти «Метелице» пришлось ночью. Так скольжение лыж было лучше. Днём спали. На остановках пилили лёд для чая, ставили палатку. Через день выходили в эфир, передавая кратко, где находятся, куда направляются, о самочувствии участниц. Зато от радиолю-бителей всего мира в их адрес неслись восторженные дифирамбы. Оказывается, в том числе и все по-лярные арктические станции, прослушивая эфир, следили за их маршрутом.

Неожиданность Арктики сказывалась и в том, что в утренние часы на голубом фоне поднимались розовые туманы. В нём даже летящие чайки, которых им пришлось однажды наблюдать, казались розовыми. Невероятно красивыми были айсберги. Когда солнечные лучи проникали в их ледяные пещеры, изнутри светились всеми цветами радуги.
Во время похода участницы экспедиции навещали полярные станции, на каждой из которых жили по пять полярников. Там имелись хорошие библиотека и фильмотека. Правда, удивляли психологические взаимоотношения. Как признавалась повар одной полярной станции: получая письма с земли, каждый читал их украдкой. Чтобы другие не расстраивались. Случалось, что кто-то, прожив на таких станциях по двадцать лет, решались уехать в Москву. Но через год вновь возвращались на станцию: не могли жить в шумном и суетливом городе.

По русскому обычаю

Пройдя 480 километров, участницы экспедиции возвратились в столицу. Здесь на аэродроме их встре-чали знаменитые полярники, друзья, известный телеведущий «Клуба кинопутешествий» Юрий Сенке-вич, представители журнала «Огонёк». Лыжниц, словно космонавтов, отвезли в «Звёздный городок», где встретили так же, как и провожали – по русскому обычаю с блинами. Потом у них попросили все фото– и киноматериалы, а также записи Александры Алексеевны о психофизическом состоянии участ-ниц во время похода. А после на них обрушилась всесоюзная слава: встречи и выступления на телеви-дении, радио, в клубе-музее Арктики, статьи в журналах и газетах. Так, постепенно, поход «Метелицы» стал замечательной главой в истории покорения бескрайнего севера.

Татьяна Шипилова
Фото из архива Александры Роговой
Ваши комментарии
Имя:*
E-mail:*
Текст коментария:*
Поля, помеченные *, являются обязательными для заполнения

Наши партнеры