Новокузнецкое отделение Кемеровского областного Союза журналистов России

Ни дня без строчки

 
Маршрутом Cнежного человека
В это время года соседняя с нами Горная Шория, которая в последнее время из-за Шерегешского горнолыжного комплекса стала популярным туристическим маршрутом, напоминает сонно-сказочное царство Берендея.
От этой красоты «окабырзеть»!
Особенно понимаешь это, выезжая в далёкую, расположенную вдали от шорской столицы Таштагола – Усть-Кабырзу. И если в Шерегеш туристы едут по большей части за экстремальными впечатлениями на крутых горнолыжных спусках, то в этот шорско-русский посёлок новокузнечане, среди которых есть и поселковые уроженцы, направляются за душевным спокойствием, которое надолго поселяется в человеке во время созерцания всей этой снежной красоты. Даже после возвращения в шумный и суетный Новокузнецк.
Добраться до Усть-Кабырзы можно на маршрутке в течение полутора часов. Это при условии, если с местных скалистых уступов не сошли лавины. В такую западню перед самым Новым годом попали жители Кабырзы, в том числе, моя хорошая знакомая, бывшая новокузнечанка Галина Солдатенкова, которая живёт в этом отдалённом таёжном посёлке более пяти лет вместе с Андреем Ефремовым, также уроженцем Новокузнецка. (К слову, вырезанная из кедра фигура снежного человека, стоящая у Пызасского моста при въезде в посёлок и приветствующая приезжих туристов, – дело именно его рук, по совместительству и резчика по дереву, и художника). Все бывшие горожане, в том числе и она, Галина Солдатенкова, по её словам, вместе с другими новокузнечанами, сменившими шум и суету на это спокойное деревенское житьё-бытьё, давно уже «окабырзели». И в первую очередь, конечно же, от этой неповторимой усть-кабырзинской «живописности».

У каждого – своя «карета»

По словам Галины Солдатенковой, ранним утром группа поселковых жителей на карете местной скорой помощи, что поехала в городскую больницу со сдачей полученных от больных медицинских анализов, воспользовавшись случаем, отправилась в Таштагол за предновогодними покупками. Возвращались необычные пассажиры назад под вечер, на той же самой краснокрестной карете. И тут неподалёку от посёлка, перед самым «носом» экипажа, под тяжестью подтаявшего под южным солнцем Кабырзы снега сошла мощная лавина. «Нам ещё в этом смысле повезло! Снежной шапкой не накрыло. Могли бы и под всей этой кучей-малой оказаться. Тогда уж барахтайся – не барахтайся», – с печально – философским подтекстом в голосе произносит Галина. Надо сказать, что сход лавин с нависших над дорогой скал – явление здесь пусть и не такое уж частое, но довольно весомое по количеству снега. Так что, оказавшись в такой ситуации, кто-то из пассажиров смело преодолевает этот снежный Монблан: перебирается через него, изо всех сил карабкаясь по кручам. (В это время, услышав о сходе, навстречу людям из застрявшего автобуса из посёлка мчатся на своих автомобилях друзья, родственники или соседи). А кто-то, не выдержав такого, в полном смысле слова «крутого», высокого напряжения сил испытания, возвращается на этой же маршрутке обратно в Таштагол.

Вечеря с кругом краковской

Возвращались кабырзинцы в автомобиле «скорой помощи» домой, естественно, уставшие и голодные. И пока мужчины с помощью разного подручного материала пробивали сквозь снежную преграду путь для своего и следующего за ними автомобильного транспорта, женщины пытались что-то приготовить для перекуса. А надо сказать, что ничего, кроме купленной Галкой в Таштаголе к новогоднему столу литровой бутылки «перцовки» и круга копчёной краковской колбасы, из съестных припасов не было. Ведь все надеялись на быстрое прибытие к домашнему предновогоднему столу! Так что выставлять на оперативно сооружённую скатерть-самобранку пришлось только её продуктовый праздничный набор. «У нас даже под рукой не оказалось ножа, чтобы колбасу нарезать. Поэтому её пришлось просто ломать», – рассказывает она. А поскольку домой новокузнечане-кабырзинцы могли добраться только в двенадцатом часу ночи, то праздничное застолье все вместе и дружно, с шутками-прибаутками во время снежного «перерыва» устроили прямо в салоне машины скорой помощи. «Зато такого предновогоднего веселого стола у меня давно в жизни не было! Чем не сюжет для новогоднего кинофильма, какого-нибудь типа «Иронии судьбы», но только «С тяжёлым снегом!» – с ностальгией отмечает хозяйка съеденной краковской колбасы.

«Йетина мать»

То, что в ту предновогоднюю ночь за каретой скорой помощи стоял целый караван личных автомобилей – тоже не было случайностью. Многие, в том числе из Новокузнецка, ехали отмечать Новый год в эту экстремально-сказочную благодать по ряду причин. Кто-то хотел встретить пришествие новогодней парочки – Деда Мороза и Снегурки – вместе со старенькими родителями и школьными друзьями. А кто-то, затосковав по зимней экзотике, в зафрахтованных по такому случаю местных туристических домиках. Чтобы затем провести в Усть-Кабырзе новогодние каникулы, катаясь на снегоходах, бегая на лыжах, скатываясь по крутому склону местной горы Ребрухи на санках… В том числе и посетив одну из местных достопримечательностей – Азасскую пещеру, в которой периодически, для поддержания туристического любопытства и влечения к этим местам, обнаруживают след снежного человека. Именно Азасская пещера – по статусу рождения легендарной были о загадочном существе – давно уже в устах местных жителей стала «Йетиной матерью». Такой же интерес к явлению усть-кабырзинского йети проявили года два назад накануне Нового года и японские исследователи-гоминологи. Ведь недаром же в Горной Шории отмечается День снежного гоминоида! Известно же, что на новый зимний праздник, в том числе и по случаю открытия горнолыжного сезона, сюда приезжают не только отечественные, но и зарубежные любители крутых спусков и экзотических поисков.
Так случилось и на этот раз. Для более тщательного и достоверно-наглядного обнаружения снежного представителя класса приматов японцы привезли с собой кучу современной фото- и видеоаппаратуры, которую и развешали – где только возможно! – в Азасской пещере. Оставили они всё это электронное добро на целую ночь. Чтобы запечатлеть то самое существо, которое время от времени следит на территории пещеры. Услышав об этом факте, некоторые представители местного населения тут же горько посетовали о том, что не узнали о невероятной исследовательской акции с оставленной «без догляда» фотоаппаратурой накануне. При этом откровенно признавшись, что они тогда бы до этой пещеры заморских богатств за пятнадцать минут на лыжах домчались. А там разбирайся: кто за кем охотился. Либо аппаратура за йети. Либо снежный человек за зарубежной техникой. Надо сказать, что снежный питекантроп к досаде иностранцев в ту сказочную новогоднюю ночь в обжитом им убежище так и не появился. Видимо, праздновал Новый год вместе с домочадцами на своей другой «лёжке». Скорее всего, на местной горе Каратаг, где время от времени находят оставленные им так называемые маркеры – скрученные особым способом тонкие стволы берёз. Причём, встречаются такие знаки не только в Горной Шории, но и в Северной Америке. Где также, якобы по свидетельству очевидцев, не однажды появлялось такое вот обросшее густой шерстью существо трёхметрового роста. Зато отобразились на японской видеоаппаратуре красивейшие природные дары пещеры – сталактиты и сталагмиты. Их в укрытии снежного человека можно увидеть только зимой. А поскольку из-за постоянной нулевой температуры чувствовать себя в пещере можно вполне комфортно, то осматривать эти ледяные красоты можно здесь не торопясь. Правда, с некоторой опаской – находясь в ожидании хозяина территории.

«Живите себе и радуйтесь!»

Надо отметить, что несколько лет назад бурный интерес туристов к появлению снежного человека в этой живописной усть-кабырзинской стороне с её прочими достопримечательностями побудил к строительству в посёлке горнолыжных трасс. По крайней мере, просеки под них на крутых склонах, окружающих Усть-кабырзу, были прорублены. Надо ли говорить, что это вызвало немалый интерес и у местных жителей, заинтересованных в создании новых рабочих мест. А также в возможности видеть свои усть-кабырзинские «Нью-Васюки» если уж и не горнолыжной столицей, то хоть какой-то в этом виде зимнего туризма соперницей Шерегешу. Пока же засыпанные густым снегом просеки бездействуют. Поскольку какого-либо явного строительного бума возле них не наблюдается. Говорят, что у предпринимателя, который взялся за это дело и возвёл здесь просторную гостиницу для будущих горнолыжников, недостаточно для этого средств. Возможно, пока не получается и по другим причинам. «А может это и к лучшему?» – размышляют иные местные жители. Ведь сказал же один американский журналист, что приехал в 2012 году в Таштагол и Усть –Кабырзу на первый международный съезд исследователей-гоминологов, заветные слова. «Ребята, какая у вас здесь удивительная первозданная красота! Таких уголков всё реже и реже в мире встретить можно…Зачем вам здесь какой-то туристический бум, что снесёт всю эту вашу красоту под самый корешок. Живите себе спокойно и радуйтесь!» – вдохновенно уговаривал Джон, родом из штата Айдахо. Так что радости и душевного спокойствия в новогодние каникулы в этой первозданной красоте у некоторых новокузнечан было, действительно, по полной программе.
Татьяна Шипилова
Фото автора
Ваши комментарии
Имя:*
E-mail:*
Текст коментария:*
Поля, помеченные *, являются обязательными для заполнения

Наши партнеры