Новокузнецкое отделение Кемеровского областного Союза журналистов России

Ни дня без строчки

 
Отпустите меня, Гималаи!
Фотохудожник Игорь Назаров уже четыре раза был в Тибете, столько же – в Непале, семь раз прошёлся по индийско– гималайским тропам. В этом году новокузнечанин вновь собирается побывать в Тибете, на Кайласе. Гималаи уже ни за что не хотят отпускать его от себя!

Пещерные люди
Впервые в разведку в эти горы Игорь Назаров поехал в 2009 году. И с тех пор практически каждый год, а порой и по два раза, совершает туда путешествия. «Затянуло! Здесь и поиск приключений сказывается, и то, что я очень горы люблю. Поначалу в Гималаи привело любопытство. А потом просто неудержимо стало тянуть в эти удивительные по своей красоте и уникальности горы. Хотя до этого я уже не однажды бывал в Горном Алтае, виды которого ненамного отличаются от гималайских. Одинаковы обычаи и культура народностей, населяющих их. И всё-таки меня поразила девственная природа Гималаев, величие гор, белоснежные вершины, ярко-голубое небо и тут же, у подножия – сочная зелёная трава. На больших высотах, конечно, каменистый вид. Но он тоже величав. Да и люди там необычные», – отмечает Игорь.
Он признаётся, что после посещения этих удивительных мест у человека полностью переформатируется сознание. Куда-то уходит всё мелкое и бессмысленное, которым порой приходится жить в городской суете. Тяжёлые мысли словно испаряются, оставляя в душе неимоверную лёгкость и жажду жизни, приходит душевное спокойствие. Недаром Гималаи облюбовали великие йоги-отшельники, йоги-мистики, которые настолько умеют управлять своими жизненными процессами, что, как считают жители этих мест, живут на земле не одно столетие. Их здесь, считая святыми, добровольно отрекшимися от суетного мира, называют «садху» или «бабаджи». Эти аскеты порой одеты в отрепья. Но их глаза полны счастливого блеска.
– Однажды и мне довелось увидеть такого. Встретили его по дороге с небольшой котомкой. Разговаривая с нами, садху босиком стоял на снегу. И вокруг его ступней прямо на глазах таял снег. Настолько согревал его внутренний огонь! Этому состоянию, конечно, помогают определённые мантры и техники. И потому отшельники не мёрзнут в горах, в своих пещерах, куда уходят жить подальше от людей, – рассказывает путешественник.
И хотя они неохотно идут на контакт, Игорю всё-таки удалось побывать в гостях у такого 35-летнего йога, который жил в пещере высотой не более 1,5 метров на протяжении восьми лет. Кормился подаяниями паломников, которые считали за счастье повстречаться со святым отшельником и пожертвовать ему собственную еду. Более того, жители близлежащих деревень заботятся о таких «пещерных людях», как о народном достоянии. Встречаются, конечно, и притворщики с желанием разжиться за чужой счёт. Но их здесь быстро распознают.
Раз в 12 лет на истоке Ганга в Гималаях эти аскеты – йоги и мистики, спустившиеся с гор,– собираются на свой фестиваль под названием «Кумбха-мела». «Однажды и мне довелось побывать на нём! Каких только экстравагантных личностей ни довелось увидеть! Некоторые были совершенно голые. Другие – с накрученными на голове в виде шапки пятиметровыми дредами. Третьи – сплошь обсыпанные пеплом. Это был настоящий карнавал духовных подвижников. Они медитировали; сидя кружком, курили трубку мира, заряженную коноплёй; мылись в реке… Фестивалили одним словом», – делится впечатлениями Игорь.

Живое и мёртвое
Новокузнечанин побывал на самой глубокой долине Кали-Гандаки (7000 метров), находящейся между двумя высокими горами. В Тибете, в районе Кайласа, посетил два удивительных огромных озера, расположенных на расстоянии пяти километров друг от друга. Одно из них – Ракшастал – считается мёртвым. На нём постоянно штормит, дуют дикие ветра, поднимая высокие волны. Второе, «живое» озеро, наоборот, хотя и в полном штиле, но отличается бурно кипящей жизнью. Его заселили огромное количество (до 20 видов) птиц, в том числе и водоплавающих. В озере полно рыбы, которую никто не ловит. Тибетцы не едят рыбу, здесь это не принято.
– Совсем другое на Кайласе и ощущение времени. Здесь никуда не торопятся. Зачем? Впереди вечность. Кайлас – другая планета, другой мир, какое-то уникальное и довольно аномальное место. Однажды мне довелось наблюдать над ним свечение шаровой молнии. Там словно отключаешься от реальности. У некоторых возникают галлюцинации. Такие же схожие ощущения испытываешь и на Белухе, в Горном Алтае, – отмечает Игорь.
Кайлас доводилось обходить за три дня. Бывали и недельные переходы, через перевалы на местных, готовых вот-вот развалиться автобусах, на которых проезжать приходится над пропастями. По такой узкой горной дороге, где двум машинам практически не разъехаться. И потому подъезжая к горному повороту, водители начинают во всю мощь сигналить, чтобы предупредить идущий навстречу, с той стороны, транспорт. Самое страшное в горах – заболеть горной болезнью. Высота вызывает резкую головную боль, обессиливание, обезвоживание, начинается рвота, внутренние органы, отказываясь работать, буквально отключаются. Резко обостряются хронические болезни. Случаются инфаркты и инсульты. Однажды группа Игоря Назарова чуть не потеряли в горах девушку, заболевшую горной болезнью. В бессознательном состоянии молодую спутницу несли на руках, её едва удалось спасти. И потому восхождение на горы в Гималаях – как подвиг, преодоление себя и своих страхов. Тем более что внизу, у подножия гор все эти трудности тотчас забываются.
Ночевать на пути к Кайласу приходилось в гостевых домах, с весьма неприхотливым убранством. Только лишь на ночь перекантоваться! «Ботинки снял и завалился спать. Настолько холодно, что даже в одежде и в спальнике, под одеялом там ночью замерзаешь. Выбор в еде в гест-хаусах, как их называют, небольшой, да и та дорого стоит. В Тибете, кроме риса, ничем питаться не доводилось. Мы брали с собой в горы сухарики и сухофрукты. Но и те оставались несъеденными, потому что во время тяжёлых переходов есть не хочется. Только воду пьёшь. Отъедаться приходилось лишь после спуска с гор, где-нибудь на привале», – рассказывает путешественник.

Тибет по-китайски
За эти годы странствий по Гималаям у Игоря появилось немало друзей, которые нередко звонят и приглашают в гости. Особенно в Непале и в Индии. Есть друзья и среди русских, с которым его столкнули дороги Гималаев. Непальские горцы – люди со своенравным суровым характером. Однако отношение к россиянам у них доброжелательное. А вот американцев, которые отличаются хозяйски-заносчивым поведением, они не любят. Живут горцы в небольших холодных комнатках с крышами из каменных листов. Просто и неприхотливо. За короткое лето умудряются вырастить картошку и капусту. «Вот сейчас в настоящее время они начинают высаживать картофель. А какие удивительно сочные и сладкие апельсины и яблоки я там, в горах, ел! Нигде больше таких не доводилось встречать», – говорит.
Тибетцы же из-за оккупации ненавидят китайцев. Если в 1953 году в Тибете проживало 10 миллионов тибетцев, то в настоящее время в два раза меньше. Зато количество китайского населения в Тибете возросло до 20 миллионов. На каждом тибетском доме развевается китайский флаг: китайцы усиленно пытаются внедрить и насадить в Тибете свою культуру. И потому до сих пор в знак протеста среди тибетцев проходят акты самосожжения. Туристам китайцы выдают разрешения на тот или иной маршрут. И нарушать его не разрешается. На дорогах устраиваются проверки. Обнаружили в багаже книгу с изображением ламы – отбирают. Могут изъять и фотоаппарат, поскольку снимать окружающие виды и жителей нынешние хозяева Тибета тоже не разрешают. Но при этом китайцы стараются развивать здесь инфраструктуру, тратя на это большие деньги. К примеру, дорожные трассы там замечательные. В отличие от Непала, где не дороги, а просто направления. И где в горах ощущаешь большую опасность: вокруг глубокие пропасти, а на узких тропках никаких ограждений! «Вот где экстрим-то можно поймать! Хотя самыми опасными из-за крутизны и непогоды считаются горы Анапурна и Чигори, или Ка-2. Там каждый третий турист погибает», – замечает Игорь.
Кайлас притягивает к себе немало паломников. Идут к нему с поклонами, словно мостя себе дорогу к счастью. Нередко целыми семьями. Такие ходоки ложатся на землю во весь рост. Встают и отмечают то место, которого коснулась вытянутая ладонь. Становятся на него и снова ложатся. Порой, такой путь занимает не день-два, как это обычно бывает, а целый месяц. Таково выражение почтения к священному Кайласу, каждый обход которого у паломников называется «корой». Тибетцы на Кайласе устраивают и своеобразное кладбище, принося на определённое место в горах своих покойников и оставляя там на растерзание стервятникам и, как выразился Игорь, «до ужаса дьявольски-страшных собак».
Те, кто влюбился в Гималаи – тоже своего рода паломники. Только едут они к ним издалека. За тысячи километров. Так, как это делает заворожённый горами новокузнецкий фотохудожник Игорь Назаров.
Татьяна Шипилова
Фото из архива Игоря Назарова
Ваши комментарии
Имя:*
E-mail:*
Текст коментария:*
Поля, помеченные *, являются обязательными для заполнения

Наши партнеры