Новокузнецкое отделение Кемеровского областного Союза журналистов России

Ни дня без строчки

 
Загадочный Кантегир
В состав группы вошли в основном работники КМК: слесарь КИП и автоматики МИХАИЛ БЕССОНОВ, старший инженер ПКО ЭДУАРД ЛАБУТИН, клеймовщик листопрокатного цеха ЮРИЙ РОМАНОВ, инженер ЦЗЛ ОЛЬГА ГРОШЕНКО, травильщик ЦЗЛ ВИКТОР ЧЕРКАШИН, инженер ЦЗЛ АРТУР ДУБРОВИН, преподаватель СМИ ЮРИЙ ЕПИФАНЦЕВ, начальник группы теплотехнической лаборатории СЕМЕН ЕЛАГИН и корреспондент газеты «Металлург» АЛЕКСАНДР САНАРОВ. Руководителем выбрали Эдуарда Лабутина- бывалого туриста, только  что вернувшегося  из похода с Восточных Саян. Он же и предложил интересный водный маршрут, опубликованный в журнале «Турист», по неизвестной им реке Кантегир до Енисея, а там и до села Шушенского- места ссылки Ленина. Маршрут оказался не только редким, но и опасным: по квалификационной сложности- пятой категории. Это один из трудных.
           Решили не отступать от намеченной цели. Каждый вторник после работы собирались, чтобы вести подготовку к походу. Встретились с инженером генплана проектного отдела завода Константином Тимофеевичем Карасевым, который когда-то  работал в тех местах топографом. Узнали, что Кантегир означает « поднебесное царство». По словам Карасева, река эта горная, рыбы там много, места вокруг красивые. Но он предупредил наших туристов: «Пойдете туда- глядите в оба: час недобрый может постичь в любое время.»
          По возможности в выходные дни, чтобы не терять спортивную форму, ребята совершали лыжные походы, узнавая ближе друг друга. На одном из вторников распределили обязанности: врач, завхоз, лоцман, охотник, рыболов, фоторепортеры и кинооператор. Придумали форму и эмблему. Заказали в ателье штормовки, купили одинаковые брюки и рубахи-ковбойки, сшили береты, на которых было написано «Кантегир». Юрий Романов сделал эмблему, где было изображено несколько обрывистых скал с извивающейся рекой, и все это венчала корона, означающая «поднебесное царство». Такой рисунок, нанесенный на ткань,  был пришит к каждой штормовке, а на нагрудном  кармане сделана надпись: «Новокузнецк- Шушенское». Теперь каждый встречный мог видеть, куда направляется эта группа.
           Шли дни, недели, месяцы. Зима, весна и, наконец-то,- лето. Наступила пора отправляться в путь и нашим  походникам. 26 июля 1970 года собрались в «штабе» для укладки рюкзаков, которые увеличивались в объеме прямо на глазах. Вес их составлял 48-50 кг. «Нормально»,-говорили ребята, взвешивая поклажу. А когда подходили к вокзалу, слышали возгласы прохожих:»Вот ишаки-то!» Провожатых с напутственными словами было много. Но вот улыбающиеся лица, взмахи рук- все осталось позади. Настроение приподнятое. Путь лежал в Хакасию. Под стук колес  спать легли в полночь.
         Чуть забрезжило, и наши герои уже на ногах. За окном однообразная степь. Хакасия.  Поезд подошел к горам, которые стояли отвесной стеной. Слева- река Абакан. Абаза- конечная остановка. Путешественники разместились в автобусе, заняв своими рюкзаками его третью часть. Был воскресный теплый день, поэтому в автобусе много пассажиров, которые отправляются за кедровыми орехами, грибами и ягодами.
        Автобус едет по прямой гладкой асфальтированной дороге. Наших туристов поразила любовь горняков к родному краю: двухэтажные дома утопают в зелени, всюду клумбы с цветами, на балконах и окнах тоже яркие цветы. На улице чистота и порядок. Остановились в «красном»уголке служебного помещения местной гостиницы. Немного перекусив, оставшееся время посвятили знакомству с этим удивительным городком.
         Быстро нашли общий язык с руководством Абазинского рудника как коллеги- металлурги. Утром автобус повез путешественников на шахту. Юрия Романова поразила зеркальная клеть, которая опустила их на глубину 537 метров, а там дневное освещение, чистота и прохладный воздух. Они познакомились с передовиками производства и многое узнали о работе шахтеров. Главный геолог Олег Бенедиктович Ворошилов рассказал историю Абазинского рудника, начавшуюся еще в середине 19 века, когда прозорливый уральский купец Кольчугин начал строить здесь железоделательный завод, который работал на открытом месторождении руды…
        Оставив Абазу, на попутке новокузнечане продолжили свой путь. Переехали речку Абакан и устремились к горам. Позади 120 км. Привал около речки ОН, но сначала- 200 метров спуска с горы, первый брод с тяжеленными рюкзаками по ледяной воде и свежие следы медведя на песке. Остановились на ночлег и с удовольствием съели гречневую кашу. До поздней ночи пели у костра песни и храпели по- богатырски до утра. Подъем, завтрак. Цепочкой тронулись вверх по реке. Началась нещадная жара. Пот заливает глаза. Идти все труднее и труднее. На привале обессиленные туристы падают в траву. После небольшого отдыха вновь команда «подъем» и снова в гору. ОН – бурная река .Преодолевать ее приходится почти через каждые 100 метров. Ребята действуют осторожно: то натягивают веревку для подстраховки, то переходят по двое, по трое, помогая друг другу. Порой тропа теряется совсем. Приходится пробираться через бурьян и валежник, иногда по деревьям, которые перекинулись через речку, как горбатые мосты. Дорога идет все время в гору. Несмотря на усталость, Романов не может пройти мимо красивых пейзажей, его камера работает неустанно. К вечеру черная туча закрыла просвет междугорья. Было принято решение: остановиться на ночлег. Быстро разбили лагерь, так как туча лохматой шапкой закрыла горы и тайгу. Началась гроза: молнии взбесились, гром переходил в сплошные «залпы». Но наши «братцы-кролики» уже сидели в палатках.
        Руководитель группы объявил, что сегодня у Миши Бессонова день рождения. Поздравили, отметив по-походному под шум дождя, перешедшего в ливень. А утром 31 июля голубое небо как ни в чем не бывало смотрело весело на туристов. И снова в путь. Пока воздух прохладный и влажный, шагается легко. Сделали один бросок, второй. Обнаружили, что тропу потеряли совсем. Речка ОН в верховье превратилась в бешенный поток. Перевал все еще впереди. Ноги утопают во мху, кругом высокие кедры. Солнце в зените, духота. Идти невозможно. Но никто не плачет и не скулит. Через каждые 20 минут пути- отдых 15 минут. Подъем все круче, броски длятся по 10 минут. Движение цепочкой; замыкает группу Юрий Романов, продолжая делать уникальные снимки.
        На обед остановились, когда силы были на исходе. Дежурный по кухне хлопотал у походного котла, Виктор Черкашин отправился в разведку, остальные отдыхали, лежа на толстом слое мха. Весть, которую принес Черкашин, окрылила путешественников: нашел старую тропу, идущую в нужном направлении. Впереди цель- охотничья избушка, до которой надо дойти к вечеру. Добрались до нее лишь через 3 часа. Она стояла на крохотной полянке. Это был рубленный домик примерно4 на 3 метра с одним маленьким оконцем. С правой стороны- обрыв, где по каменным уступам бурлил ручей. Из- под навеса торчали две пары лыж, обитые лосиной шкурой. Дверь была подперта палкой. Вошли внутрь. Вечерний луч через оконце осветил небольшой столик. В углу увидели печь-буржуйку, возле нее поленницу дров. Нары застелены звериными шкурами, на стене- одеяло и зимняя одежда. На крючках подвешены кастрюли, поварешки, мешочки с крупой, лапшой, солью. На верхней полке стояли баночки с порохом и ружейным маслом. Рядом лежала деревянная трубка длиной с полметра. Это был охотничий манок на лося. Романов, взяв его в руки, начал дуть. «У-у-у-о»,- запела труба. Потом и Дубровин проверил свои музыкальные способности. Всем стало весело. На ночлег в избушке все не поместились, пришлось одну палатку поставить рядом. Перед сном на подоконнике увидели небольшой блокнот с записями 1966-1967 годов. Это был дневник, в котором делали свои заметки охотники, туристы, съемочная группа фильма «Лесная песня Саян». Заснули поздно. Следующий день объявили выходным. Елагин с Дубровиным наловили хариусов. Романов, по настоянию которого в поход взяли 40 кг муки, решил испечь пироги с рыбой. После сухарей, это было лакомство и праздник желудка…
          Наутро, сделав запись в блокноте и наведя порядок в избушке, тронулись в путь. Впереди штурм очередного перевала. Прошли около трех километров. Минутный привал и снова в путь. Деревья все реже и реже. Вот уже первый лишайник. Идти все труднее. Наконец, преодолели первый подъем. Сил нет. Привалы через 5 минут. Вышли на макушку горы, а перед глазами снова каменистые гребни и головокружительный спуск. Через полчаса туристы идут вниз, осторожно ступая по траве. Задул холодный Чир. Он гонит ледяные тучи одна другой страшнее. После спуска начинается штурм самого крутого склона. Подъем все выше и выше.  Ребята стараются ступать след в след, но под тяжестью рюкзаков не всегда получается. Временами ноги проваливаются в пустоту между камнями- ничего, ноги целы, встают с помощью друзей и топают дальше. Дождь промочил всех до нитки. ЧИР свирепствует. Он рвет штормовки, продувает насквозь- холодно. Капли замерзают на лету, по лицу хлещет снежная крупа. Вот и вершина. Тучи, словно сговорившись, расступились, и над головой засияло огромное яркое солнце. А впереди чудо- долина Кантегира. Около ног – альпийские луга, с гор бежит стремительный Кантегир, справа – большое озеро, пикообразные вершины гор слились с голубым небом. Удивительная красота природы. «Ребята! Мы на высоте 3000 метров,»- крикнул Лабутин. «Ура! Ура!»- дружно раздалось в ответ. В ход пошли фотоаппараты и кинокамера. От дивной красоты невозможно оторвать глаз: трава по пояс, цветы голубые, белые, ярко-красные.  А вот и сочная колба-черемша… Из камней сложили пирамидку, в которой оставили записку: «Здесь прошли туристы Кузнецкого металлургического комбината». Неожиданно Грошенко объявила, что, оказывается, сели аккумуляторы к кинокамере и ей надо вернуться на рудник, чтобы их зарядить. Надо сказать, что Ольга училась заочно в Московском институте на оператора документального кино. И эта съемка была дипломной работой. Впереди 5 км пути до Кантегира, позади 35 км пройденного пути. Вот что значит тяга к знаниям. Ее отпустили с Виктором налегке обратно. Романов взвалил Ольгин рюкзак на свой( 60 с лишним кг в сумме) и без остановки пронес до реки.
         Позади крутые перевалы, 40 км пешего пути. На слиянии рек Самбыл и Кантегир решили пилить сухостой для плотов.  Елагин, Лабутин и Епифанцев  приступили к расчетам: вес, диаметр и длина бревен, а также вес каждого участника похода с грузом. Работа закипела: пилят сухие деревья, обрубают ветки и , обвязав бревна веревкой, тащат их к реке.
         Место для лагеря выбрали под пушистыми елками, Стоянка будет несколько дней, так как предстоит большая работа: постройка плотов. Кончились сухари. Юра берется испечь хлеб. Для его приготовления напилили кучу дров и развели кострище на берегу. Пекарь  замесил тесто и выложил в металлические формы. Через два часа ребята разгребли костер, выкопали ямку  и туда поставили формы с тестом, закрытые крышкой, засыпав горячим песком.  Через некоторое время аромат испеченного хлеба разносился по всей Хакасии. На запах причалила сборная команда двух городов, интересуясь, где выдают такой запашистый хлеб. Объяснили. Угостили. Едва удается свободная минутка, наши путешественники занимаются поисками наживы: ягоды, грибы, рыба. Кстати, подтвердились слова Карасева: рыбы в реке много. Елагину и Дубровину удается вытаскивать огромных хариусов за несколько минут. Иногда за день ловили по 20 кг рыбы.
         Место, где велось строительство плотов, было обжито по-настоящему. Семен Елагин смастерил печку для копчения рыбы. Ужин в лагере был лучше, чем в первоклассном ресторане: двойная уха, горячий пышный хлеб, грибы, хариус копченый, соленый, жареный. В чашке- голубика, на тарелке-  рыбные пироги, а еще пудинг с клюквенным киселем. Настоящий царский пир. Не было только икры «заморской баклажанной». На другой день Романов с Епифанцевым решили удивить друзей варениками: начинки из ягод и фруктов. В стране кофе редко у кого увидишь натуральный. Были кофейные напитки. Осадки смешали с сахаром, смесь закатали в тесто, получились вареники с шоколадом. Едоки удивлялись: где взяли кофе?
        Ночью 6 августа ударил мороз. Замерзла вода. Пора заканчивать подготовительную работу. Бревна готовы. Начинается строительство « флотилии». Плотно подгоняются бревна, выпиливается большой поперечный паз. Елагин вытесывает ронжу и забивает ее в паз. Это основное крепление плота. По его концам крепятся небольшие чурбаки, на которых устанавливаются пятиметровые греби.
       По соседству остановилась команда из Латвии. Ребята начнут сплав на резиновой лодке (Европа, одним словом). В назначенное время на воде показалась ярко-красная лодка. Трое работали веслами. Вот какая-то невидимая сила подняла корму лодки, и люди, потеряв равновесие, упали в воду. Новокузнечане кинулись на подмогу. Спаслись все, но много вещей поглотил ненасытный Кантегир. Пострадавшим отдали ведро, спички, табак (Россия, одним словом). Отдохнув и попрощавшись, латыши поплыли дальше.
         Наконец, «флот»: «Самотоп- 1» и «Самотоп- 2» длиной 7 метров, шириной 2,5 метра каждый был готов к спуску на воду. Соблюдая морские традиции, все выстроились на берегу. Чтобы река не погубила пришельцев, нужно было «задобрить» ее и отдать что-нибудь ей в дар. Выполнить эту почетную миссию поручили Дубровину. Держа в руках топор, обвязанный красной ленточкой, он торжественно произнес: «По старым обычаям прими от нас, Кантегир, дар и разреши проплыть по твоим волнам». И топор летит в бурный поток реки.
          12 августа в 10 часов утра отчалили от берега. На одном плоту 4, на другом 3 человека в спасательных жилетах. Санаров и Грошенко ушли раньше снимать сплав с берега. Кантегир быстро несет семерку смельчаков вперед. Удар еще удар. Это камни так часто высовываются из воды. Плоты в некоторых местах застревают. Приходится соскакивать с них и толкать, направляя в нужное русло. Скорость огромная. Уже проплыли около двух километров. Хорошую позицию для съемки заняла кинооператор  Ольга: с высокого утеса хорошо видна бурная река. Первый экипаж, увидев ее, загляделся.  И тут же плот ударился о камни, и его развернуло поперек реки. Ребята попадали в воду. На помощь спешат остальные. До берега всего полтора метра. Семен Елагин с топором прыгает на плот, но коварный Кантегир поглотил его в тот же миг. Секунды через три Елагин выбрался из пенящихся вод, не уронив топора. Ребята стоят по пояс в ледяной воде, тело немеет. Каждую секунду Кантегир готов их сбить с ног. Но они полны решимости, чтобы вытащить плот на камни. Старания безуспешны. Удачный сюжет для Ольги. Сделали перерыв: сварили обед, отдохнули. И со свежими силами ликвидировали ЧП: приподняли плот на камни и столкнули на воду. Проплыли 3 км. Второй день- 4 км. На третий день уставшие корреспонденты фото и кино попросились на плот. Чтобы плыть дальше, сначала отнесли рюкзаки на три километра вниз по реке. Романов заменил Санарова и Грошенко. На каждом плоту теперь по четыре человека. Капитан первого- Семен Елагин, второго- Эдуард Лабутин. Первый экипаж отплывает на сто метров, затем- второй. Капитаны смотрят вперед и командуют: « Влево бери! Вправо! Так держать!» На гребях работают по двое. Один плот резко ударился о камни, бревна начинаются расползаться. Глубина здесь уже 2 метра. Кинулись связывать бревна, и в это время плот сдернуло с камней. На веревочном креплении причалили к берегу. За день проплыли 5 км.
          Романов, как спасатель кинокамеры «Конвас» от потопа,  шел по берегу и только снимал на свой фотоаппарат. Лес стал редеть, и Юрий оказался на высокой скале. Вечерело. А в горах темнеет очень быстро. Надо спускаться и искать ночлег. Увидел звериную тропу, по ней спустился в лес. Вдали увидел огонек. Направление есть. Темнота непроглядная. Подходя к свету, услышал слова Эдуарда Лабутина: «Надо стрелять. На выстрел придет». Из темноты голос Романова: «Не надо стрелять. Берегите патроны». Все испугались и обрадовались. «Откуда ты?» «Оттуда».
          Следующий день посвятили капитальному ремонту «флотилии»: к каждому плоту добавили еще по два бревна, закрепив их, как говорится, крепко-накрепко. И снова в путь. В этот раз кинооператор на плоту, который делает крен то в одну, то в другую сторону. Волна накрывает Ольгу с головой, но кинокамера спасена. Впереди неожиданно появилась скала. Ничего не успели предпринять. Удар! Плот пошел под воду. В голове одно: держаться и не покидать плот. Вдруг его под водой развернуло на 180 градусов и резко выбросило наверх. Отделались легким испугом. На берегу развели костер, приготовили ужин и попытались сушить насквозь мокрое белье.
          Всю ночь идет дождь. К утру увидели, что Кантегир вышел из берегов. Хорошо, что плоты крепко привязаны веревками и не уплыли.
           После очередного порога причалили к берегу, на котором стояла  избушка охотника. На улице была построена коптилка для копчения мяса. Вдруг что-то лохматое зашевелилось. От неожиданности все испугались. Это была росомаха, которая воспользовавшись моментом удивления и замешательства фотографов, быстро убежала в лес: ищи-свищи. Пропал уникальный кадр.  
          Между рекой Инсук и Кантегиром приютилась избушка лесничего. Наших путешественников встретили как старых знакомых четыре сибирские лайки. Послышался шум мотора, и к берегу причалила лодка. Это были хозяева избушки: крепкого телосложения старик и женщина под стать ему. Узнав, что туристы из Новокузнецка, лесник отметил в своем регистрационном журнале их прибытие  (они 17 –е, кто сплавлялся по этой реке за все время). Затем пригласил вечером на чай.
          До вечернего чая было время. Александр Санаров решил половить рыбу. Зарядил болтушку, не успел закинуть ее в реку- рыба как будто ждала ее, стала ловиться на крючок одна за другой. Санаров от радости и спортивного азарта рыбу не складывал в ведро, а кидал, не глядя, на берег, себе за спину. Вот так клев! А когда решил собрать ее и обрадовать своих товарищей, увидел, что рыбы нет. Словно все это было во сне. Оказывается, две умные лайки тихо стояли у него за  спиной и с удовольствием уплетали его рыбу. Потом ему спасибо сказали на своем языке, они же еще и культурные. Друзья хохотали от души.
          Прошло еще какое-то время. Услышали, а потом увидели вертолет, который приземлился на поляну, недалеко от избы. Из вертолета вышли солидные люди при галстуках и костюмах. Поздоровались. Удивились, что путешественники собираются сплавляться по опасным порогам. С вертолета эти перепады реки хорошо видны. Предлагали, кто не хочет рисковать или устал, лететь с ними. Вся команда дружно отказалась от предложения. Попросили отправить телеграмму в Новокузнецкий клуб туристов, что все живы и здоровы, идут по намеченному маршруту. Гости загрузили в вертолет  лосятину и рыбу. Видно, для этого прилетали.
          В комнате лесника было 2 кровати, русская печь, пол застелен звериными шкурами. На столе стоял транзистор. За большим окном был виден чудесный таежный пейзаж. Иосиф Яковлевич Иконников, так звали хозяина, достав карту, дал нужные советы по дальнейшему пути. Оказывается, что в двух километрах отсюда начинаются Иньсукские пороги, длина которых семь километров. Разделяются на девять ступеней, скорость воды- 20 км. Где Кантегир поворачивает вправо-  два креста на берегу. Там погибли муж его дочери и позже его сын. Смелые были люди. Так что пороги опасные, советовал проходить их ступенями. Еще много интересного рассказал Иосиф Яковлевич о своей жизни в тайге в течение тридцати лет.
         На следующий день лесник с женой вышли проводить путешественников и долго махали с берега, пока плоты не скрылись за поворотом. Пороги на самом деле были серьезные, но герои  их прошли без происшествий. Загадочный, опасный и коварный Кантегир был покорен.
          Через сутки воды Кантегира вынесли путешественников в Енисей. Плоты плыли медленнее. Вода стала значительно теплее, но не такая голубая, как в Кантегире. Туристы причаливают к берегу, выгружают вещи, и осиротевшие плоты скрываются за поворотом реки. « Прощай, Кантегир!   Спасибо, что сплотил нас и  сохранил нам жизнь»,- сказал вслух Эдуард Лабутин. Ком в горле, слезы у Ольги.
          Но наших героев ждет строительный поселок Майне. Раньше здесь была деревня Карлово, а сейчас в этом месте будет Саяно-Шушенская ГЭС- второе чудо после Красноярской ГЭС на Енисее. Проехали по красивому мосту через реку и увидели в скалах длинную белую полосу. « Это мрамор»,- объяснил большеглазый мальчишка лет пятнадцати. От него узнали, что мрамор здесь не только белый, но и розовый, серый и даже черный. Оказывается, этот мрамор по качеству занял первое место в Монреале. Увидели, как строится ГЭС, пообщались с журналистами газеты «Огни Саян», со строителями. Романов перед походом откатал на заводе в Новокузнецке две пластины из нержавейки. На них было изображение В.И Ленина и надпись: «Кузнецкие металлурги славят дела твои трудом». Одну пластину подарили строителям ГЭС, чтоб они заложили ее в стену плотины. А другую- музею  им. В.И.Ленина в Шушенском, месте сибирской ссылки будущего вождя Октябрьской революции. Директор музея Н.Д.Городецкий поблагодарил за подарок новокузнечан, познакомил с ценными документами и фотографиями, иллюстрирующими жизнь В.И.Ленина в этих краях.
           25 августа поход завершен. Путешественники возвращаются в родной Новокузнецк уставшие, но счастливые. Впереди их ждут новые приключения.

  Евгения Королева
Фото Юрия Романова.
Ваши комментарии
Имя:*
E-mail:*
Текст коментария:*
Поля, помеченные *, являются обязательными для заполнения

Наши партнеры