Новокузнецкое отделение Кемеровского областного Союза журналистов России

Ни дня без строчки

 
Змея, символ мудрости
Полсотни арахнидов

А началось всё  с необычной потери. Подруга Марины лишилась пригретого дома паука, привезённого ей в подарок  из одной южной страны. «Слёз было – море! Мне стало жалко свою подружку, и я решила найти ей на распродаже в интернете что-нибудь подобное. Увидела одного паука, другого…И окунулась в этот таинственный мир, живущий по своим жизненным законам. «Какие же они божественные создания!» - подумалось тогда  мне», - рассказывает коллекционер экзотики. Заинтересовавшись, она стала изучать по книгам их строение, особенности поведения и содержания. Молодую женщину поразила эта манящая и загадочная жизнь паучьих семейств. Так, постепенно она нашла в соцсетях не только паука для подруги, но и приобрела для себя арахнидов самого разного строения и окраса. Вскоре количество паукообразных дошло до 50, с половиной из которых ей потом пришлось расстаться. Хотя семья - муж и двое детей – совершенно не возражали. Домочадцы привыкли к тому, что в их доме живут собаки, кошки и даже брошенные где-то и кем-то лесные обитатели. Дружелюбных и всё понимающих соседей тоже не пугало соседство семьи со столь странным увлечением. Тем более что никаких недоразумений и тревожных ситуаций  по этому поводу не было. Однажды, правда, у Марины из своего «домика» выбрался один довольно объёмный в размере паук. Но вскоре нашёлся. Насекомое просто захотело пить, и, спустя некоторое время, вышло из своего убежища на белый свет.

Желтопузик из Крыма

Однако на пауках Марина не остановилась. Приобретая насекомых, она одновременно приглядывалась и к змеям. «Приехала как-то к одному товарищу, который продавал маленького удава. Подержалась за хвост этой милой гадины, и…заболела. Ощущение, которое я испытала, было непередаваемым: у меня в руках было что-то живое и одновременно неживое. Решила приобрести. Я даже смирилась в душе с тем, что рептилию надо будет кормить живыми мышами, этими пушистиками, к которым у меня, как к представителям живой природы, тоже была симпатия. И тем не менее пришлось себя переломить: у змеи ведь тоже есть свои пищевые потребности!», - поясняет Марина. Хотя первым экземпляром в её, теперь уже змеиной коллекции, был так называемый «желтопузик» - безлапая ящерица, которая обитает на Крымском полуострове и безбожно истребляется. «В таком же темпе, как истребляют у нас ужей, принимая их за ядовитую гадюку. Так что может наступить такой момент, что сохраниться желтопузики могут только у коллекционеров. Хотя ящерка замечательная, с забавной мордочкой. Есть даже веки. И потому желтопузик в отличие от змей умеет моргать», - рассказывает она.

«Изюминка» Гаврюша  

Так постепенно в Марининой коллекции пауки убывали, а змеи прибывали. Тот удав, который она приобрела девять лет назад у некоего любителя дикой живности, вырос до двух с половиной метров. Назвали его Гаврюшей, посчитав поначалу за «мальчика». Но Гаврюша вырос и оказался удавихой. Да такой доброй, ласковой, общительной и дружелюбной! Настоящей «Змеёй мудрости», которая научилась жить в мире и согласии с людьми и настоящей «изюминкой» Марининой коллекции. Спокойная и милая Гаврюша, в нраве которого нет ничего характерно змеиного, моментально приобрела симпатии посетителей музея, где она сейчас проживает. Свою хозяйку эта «Змея мудрости» узнает среди сотен посетителей. В чьих бы руках Гаврюша не была, она, томно и изящно изгибаясь, тянется к Марине. Затем в коллекции появился ещё один удав, древесные змеи, два питона, которых Косаревы приобрели поочерёдно – самец и самка… Деньги на такие приобретения, чтобы не ущемлять семейный бюджет, Марина получала за подработку. По её словам, чтобы приобрести понравившуюся ей змеиную особь, она не чурается никакой, в том числе и грязной  работы.
-Змеи привлекают меня своим образом жизни, необычным строением, они могут до полугода не питаться. А какая интересная у них линька! Поскольку герпентологов у нас в городе нет, то мне пришлось по специальной литературе научиться их лечить, делать уколы. Так самостоятельно спасла от смерти простудившихся коврового питона и императорского удава. А ещё видимо я увлеклась рептилиями от нехватки адреналина в моей жизни, - полушутя говорит она.

«Всё по букве закона»

Сегодня в Марининой коллекции два питона, три удава, узорчатый полоз, бородатые агами, хамелеоны, куфия, кобра, щитомордник и особенный экземпляр  коллекции - шумовая гадюка, капюшон которой периодически надувается, отчего змея начинает пыхтеть так, словно раздувает меха кузнечного горна. Всего же в  коллекционном реестре значатся 16 змей. Причём, все ядовитые содержатся не в домашних условиях, а в особо оборудованном  закрытом террариуме  Новокузнецкого краеведческого музея. «Такое содержание, под присмотром и в плотно закрытом стеклянном вольере,  законом разрешается», - уточняет Марина, изучившая все нюансы законодательства относительно диких, в том числе и экзотических животных. И на тех, что были приобретены ею до выхода законотворческого акта, который будет ещё уточняться и варьироваться до конца этого года, у неё согласно букве закона имеются документы. «Я –  коллекционер законопослушный», - подчёркивает она.

Центр для Плюши

Правотворчеством, касающимся диких животных, Марина Косарева заинтересовалась не только потому, что содержит коллекцию ползучей экзотики. Но ещё из-за своей мечты организовать в Новокузнецке центр реабилитации  диких животных. Таких, как её сова Плюша, енот Финик и красноухих черепах, которые попали к ней из других рук в весьма плачевном состоянии. О черепахах вообще отдельный разговор. Их жители города закупают в немалом количестве. Но вскоре немалые процент этих «красноушек» оказываются буквально на помойке. Откуда их и приносит в свою домашнюю лечебницу местный «доктор Айболит» Марина Косарева. Иных животных она выкупила, вылечила и сегодня это – вполне благополучные представители дикой природы. Под реабилитацию Плюши даже лоджия в 18 квадратных метров была приспособлена. Кроме Плюши и Финика,  в руки Марины по воле случая попадали и другие измученные городской жизнью животные. За неимением места в доме их приходилось отвозить в Кемеровский центр реабилитации диких животных. Центр вполне официально при поддержке городской администрации был создан на базе Кемеровского мединститута. С вольерами и со всем набором медицинского оборудования, предназначенным для лечения диких птиц и зверей. «Я бы тоже могла открыть такой при каком-нибудь зооуголке или станции юных натуралистов. Лечить я могу, содержать я умею. А неравнодушных людей, которые в качестве волонтёров помогли бы мне в этом благородном деле, в нашем городе достаточно», - заявляет Марина. В такой центр она могла бы перевезти и свой домашний зверинец и серпентарий, чтобы знакомить детей с особенностями обитания безопасных рептилий. Не всё же кроликов и попугайчиков в таких зооуголках содержать!

Татьяна Шипилова, член союза журналистов России
Фото Владимира Шабанкова.
Ваши комментарии
Имя:*
E-mail:*
Текст коментария:*
Поля, помеченные *, являются обязательными для заполнения

Наши партнеры